Реклама


Школа и наказания: где справедливость? (ч.2)

Школа и наказания: где справедливость? (ч.2)

Если дети допускают ошибку, значит, в чем-то ошибся учитель. Учителю недостаточно знать свой предмет, он должен видеть детское незнание и уважать его – понимать его подлинную причину. Учитель начальной школы, который не умеет хвалить, поощрять, нетерпелив в ожидании результатов, не верит в детей, крайне опасен для школы.
«Педагогика сотрудничества»

Помню, как меня, первоклассницу, на переменке остановила завуч и спросила: «Это когда и кто тебе уши проколол?». Я, ничего не подозревая, гордо ответила: «В два года, в настоящем институте красоты». И пошла в класс, наивно думая, какие же у меня все-таки сережки красивые, хоть и крошечные – даже такой важный человек заметил! Но на уроке математики к нам зашла завуч, вызвала меня на середину класса и со словами: «Сюда вы учиться пришли»… сняла с меня сережки. Напоследок сказала, что отдаст их только маме и что мне должно быть стыдно. За что? Я совершенно не понимала. Дома я ревела навзрыд и просила маму срочно забрать у завуча сережки (а вдруг она их потеряет?). Успокоилась, только когда сережки оказались у мамы в руках, но по-прежнему не понимала, почему вроде бы умная тетя вновь повторяет, уже маме: «Сюда она учиться пришли» — я ведь была круглой отличницей. И почему нельзя было просто сказать мне, чтобы я оставила дома «мешающие учиться» украшения, а не устраивать цирк на виду у всего класса? Зато я очень хорошо поняла, что такое «непедагогично». Мама объяснила это завучу, а я внимала.

Наш консультант …….
Так что же такое непедагогичное поведение учителя? Это непростительные ошибки, которые он не должен допускать, взяв на себя такую ответственность – быть Учителем. Конечно, мы все люди, все допускаем ошибки, и учителя от этого тоже не застрахованы. Тем более, что их задача куда более сложная, чем у родителей – они учат не одно–два–три–четыре своих родных чада, которых знают с пеленок и могут приспособиться к характеру каждого. Они учат разных детей, к каждому из которых нужен свой, особый подход. А когда в классе 20–40 человек найти этот подход очень непросто.
И задача родителей – помочь учителю в этом. А учителя – выслушать, принять во внимание и не забывать посматривать на себя со стороны. Тогда многих ошибок, недостойных Учителя, удастся избежать.

Публичные разборки = унижение
«У нас с мужем произошла серьезная размолвка из-за… случая в школе у семилетнего сына. Сынишка такое пережил, так перенервничал, что даже изменился. Сейчас Андрюша не хочет ходить в школу, а ведь проучился всего год. Я хочу пойти в школу поговорить с учительницей, но муж не пускает – говорит, что во всем разобрался, и менять ничего не надо. А я никак не могу успокоиться. Дело вот в чем: однажды на переменке Андрей взял на парте у одного мальчика машинку и начал ею играть (в первом классе детям разрешали приносить игрушки). Так уж получилось, что сын, разгоняя машинку, упал на локоть и телом раздавил ее, а испугавшись, выбросил в мусорник в туалете, «чтоб никто не заметил». Хозяин машинки, обнаружив пропажу, возмутился, расплакался, учительница начала выяснять, кто брал игрушку, но Андрюша не признавался – боялся. Потом все выяснилось – кто-то из детишек видел и рассказал. И началось самое страшное: учительница привела в класс еще двух учителей – продленки и труда, подняла весь класс, сына вызвала к себе и начала обвинительную речь, длившуюся почти целый урок. Представляю, каково было Андрюше! Особенно в конце, когда она заставила всех детей повторять: «ты – вор и трус!». Это же ужас! Когда за сыном пришел муж, учительница рассказала ему все, а он… сказал, что все правильно, мол, как ему еще ответственность прививать, а так и стыдно станет, и поймет быстрее! Я не согласна, мы ссоримся. Не знаю, что делать, но очень хочу, чтобы учительница оказалась на месте сынишки!»

Нельзя не согласиться с мамой – это, мягко говоря, непедагогично. Знаете ли вы, что даже взрослый человек, оказавшийся примерно в такой же ситуации – один в окружении людей, настроенных осуждающе и предубежденно, может получить инфаркт или инсульт. А тут – ребенок, один, без привычной родительской поддержки. Представьте себя на его месте: согласитесь, немногие в таком случае вообще смогут все нормально воспринимать, думать и отвечать. Типичные ощущения в такие моменты: «с трудом понимаю, что говорят…», «глаза поднять не могу…», «все немеет – голова, руки, ноги…», «все, как в тумане». Одно желание: «быстрее бы все закончилось», и никаких других мыслей. Будет ли результат, если подобные «разборки» приводят ребенка в состояние ступора? Нет! С помощью так нельзя не только решить проблему, но даже установить причины поступка ребенка. Потому что ему…

Не стыдно
Да-да, в эти моменты ребенку даже не стыдно. Почему? Не до того! Он только и может, что под давлением ситуации и учителя выдавить из себя банальное: «Я больше так не буду…». Для того, чтобы разобраться, нужно задавать вопросы наедине спокойным дружелюбным тоном, а не заранее осуждающим. Изначально «обвинительные» вопросы очень мешают что-то понять, в чем-то действительно разобраться.

Не понятно
Мало того, лавина «авторитетных» обвинений и осуждений полностью исключает возможность «сотрудничества» старшего с младшим, потому как выстраивается в плотную стену между учителем и учеником. Ведь психика ребенка в формате обвинений просто не воспринимает якобы благих намерений, предполагающих воспитание. Ему крайне трудно понять и поверить, будто ему желают добра, если только и делают, что объявляют совсем плохим.

Не действенно
Потому что ребенок НЕ МОЖЕТ хоть сколько-нибудь понять или захотеть понять из того, что внушается ему при всем честном народе – учителя, ученики, друзья, родители (в нашем случае папа — на-стороне-учителя). Ему не просто страшно, а плохо и некомфортно — он готов сквозь землю провалиться, хоть стыд здесь и не при чем! Кроме этого, слишком много авторитетных людей, слишком много внушений, слишком много отрицательных эмоций! Эта нагрузка непосильна для психики ребенка, даже очень виноватого. Если он боялся в чем-то признаться, то больше всего он ждет, чтобы спокойно выяснилось, как было дело, что он на самом деле не так уж плох, что он готов извиниться, просто у него не хватает смелости признаться, рассказать, извиниться. И что же? Вместо помощи он получает унижение и осуждение. Единственное, что он поймет: ни в коем случае нельзя попадаться. Но ведь это совсем не то, чему его хотели научить.

Что делать?
Идти на разговор с учителем. Объяснить ЗА своего ребенка, как было дело, если учительница не дошла до этого, кстати говоря, первого и главного пункта: выяснить, КАК, ПОЧЕМУ и ЧТО произошло на самом деле. Не в коем случае не конфликтуйте, попытайтесь найти общий язык. Объясните, что такие методы неприемлемы со стороны учителя. И в дальнейшем более внимательно наблюдайте за отношением учительницы к вашему ребенку. Если же общий язык найти не получится, есть смысл подумать о переходе в другой класс, ведь ребенок не должен чувствовать себя ущемленным, плохим, нелюбимым, неприязнь учителя может навсегда отбить желание учиться.

«Учитель меня не любит!»
«Я работаю в младшей школе учителем. Хочу рассказать о том, какими мудрыми бывают родители и как многому они могут научить нас. Моя подруга, Валентина, работает учителем во 2Б. В ее классе есть мальчик Антошка – ужасный непоседа. Сейчас такие дети – не редкость, но Антон еще и болтун, каких мало. У Валентины частенько стали сдавать нервы: мало того, что он сам не сидит спокойно и не слушает урок, так еще и других отвлекает. Когда учительница стала прикрикивать на него, выставлять из класса выставит или сажать за отдельную парту, Антоша начал всерьез начал обижаться и страдать. Валентина пылу поубавила – все-таки хотелось наладить со всеми детьми хорошие отношения, тем более что Антошка мальчик одаренный, учится отлично. А проказник все свои обиды тут же забывал и пуще прежнего шалил. После того как он несколько раз разговорами срывал уроки, Валентина придумала новый способ, как ей казалось, безобидный и действенный. Сказала всему классу, что тем, кто больше всех разговаривает, будет надевать марлевую повязку на рот, чтобы неудобно было болтать. Дети стали вести себя тише, но Антон не угомонился. Она взяла как-то – и надела повязку. Мальчик очень разнервничался, плакал и сказал: «Учительница меня не любит!», а потом и вовсе заболел. Обеспокоенная мама сначала, естественно, хотела к Валентине с претензиями прийти и даже (как она сама потом в шутку рассказывала) надеть маску на нее. Но потом, пока Антошке простуду лечила, поняла, что учительнице с ее сыном приходится нелегко, хоть метод она использовала недопустимый, но исправлять ситуацию все равно надо. Тогда она просто пришла к Валентине… и попросила у нее совета – как у Учителя. Рассказала многое о своем сынишке. Валентина всерьез задумалась, и они сообща нашли выход из ситуации. Сейчас они близко общаются, Антошку, можно сказать, вместе воспитывают. Валентина восхищается ею, говорит, она Мама – с большой буквы».

Здесь тот случай, когда учитель заинтересован в ребенке, а потому готов искать путь выхода из трудной ситуации. А это уже 90 % успеха. Дети ведь…

Верят
Тем не менее, нередко от учителей (да и от родителей тоже) провинившийся ребенок может услышать: «ты плохой», «ты глупый», «ты – лентяй, неудачник», «ты – бестолковый». Они забывают, что дети в этом возрасте очень доверчивы, они ВЕРЯТ тому, что говорят взрослые, что неизменно закладывает в их поведение определенные, далеко не лучшие, черты. А потом вы удивляетесь: что же он и вправду вырос таким растяпой? Лучше всего вообще не критиковать, не говорить о недостатках и подчеркивать достоинства. И те, которые уже есть, и те, которые можно воспитать. Акцент на хороших качествах ребенка создает доброжелательную атмосферу и для учебы, и для воспитания, помогает ему поверить в себя, так появляется желание учиться. Постоянное акцентирование ошибок, наоборот, вселяет неуверенность и отбивает охоту учиться.

Обижаются
Если уж никак не получается обойтись без критики, нужно научиться различать критику, касающуюся конкретного поведения, и критику ребенка как личности. Часто ведь бывает так: ребенок провинился, а ему сразу: «ты плохой». Вот это и есть самая серьезная ошибка, как родителей, так и учителей. Ребенок чувствует себя непонятым, брошенным, нелюбимым. Естественно, что этой фразой вы не решите проблему. Поэтому гораздо правильнее сказать вместо «ты бестолковый (растяпа, неудачник, неряха и т.д.)» нечто куда менее колкое: «Я знаю, что ты – хороший, умный, и когда ты стараешься, у тебя все получается. Но ведь сегодня ты плохо себя вел (не выучил уроки), и видишь, получил запись в дневник («двойку» и т.д.).

Замечают ошибки
Перечисленные ниже ошибки допускают как учителя, так и родители. Если вы замечаете время от времени такое и за собой, срочно меняйте отношение! Иначе ребенок замкнется, и уж точно доброжелательности и рвения учиться от него ждать будет нечего. Он, сам того не желая, замечает ваши ошибки, и невольно «закрывается» от них. И от вас.

Учитель (родитель) требуют от ребенка разумного, тактичного, взрослого поведения, самостоятельности, а сами обращаются с ним, как с маленьким (выбирайте: или то или то).
• Требуют доверия и уважения к себе, сами же отказывают в этом ребенку.
• Хотят честности и справедливости, подавая, даже редко, противоположный пример.
• Часто упрекают в том, что им самим не всегда под силу.
• Постоянно подозревают в «плохих» поступках, наталкивая тем самым на них.
• Любой проступок ребенка используют как предлог для конфликта или скандала.

Что делать?
Брать пример с мудрой мамы! Стараться решать даже самые трудные ситуации без конфликта. Ведь в описанном случае можно было войти в конфликт с учителем, и неизвестно еще, нашелся бы выход. А ведь зачастую мы, родители, в сердцах («кровиночку обидели!») первым делом вовлекаемся в конфликт, а это вовсе необязательно. Успокойтесь, подумайте объективно («мой ребенок тоже не ангел»), выслушайте варианты другой стороны и спокойно обсудите, что можно сделать, чтобы и ребенку было хорошо, и взрослые были довольны.

Наказание оценкой
«Хочу рассказать о нашей ситуации, чтобы другие смогли прочесть и не повторять ошибку. Мы отдали дочку в хорошую, как нам казалось, школу. В ней была хорошая программа обучения, хорошие условия, питание, развозка и т.д. Первое время я была довольна. Но потом, во втором классе, Аллочка стала приносить не очень высокие отметки. Я расстраивалась, занималась с ней часами – вроде бы все хорошо и легко усваивалось. Поэтому, не понимая причины неудач, я пошла в школу и выяснила, что учительница ставит оценки не за знание предмета, а «сборные» — за знание, поведение и даже… прическу. Шумела на уроке, но отвечала на 12, ставят 8 или 9, отвечала на 10 – получаешь 7, неопрятно одет или прическа растрепалась – на 2 балла ниже. Вот так! И доказать, что учительница неправа, никак нельзя, она говорит: «Я же для ваших детей как лучше хочу – так они быстрее научатся быть аккуратными и хорошо себя вести». Что же получается: если у моей дочки кудряшки выбиваются из косичек, и она любит повертеться на уроке – значит, отличных оценок ей не видать?! Вскоре мы переехали в другой район города, и Алла пошла в другую школу. Здесь учительница начала ставить оценки, исходя из «прошлых»: фактически оценивала дочь «по инерции» на средний балл. Только через пару месяцев с удивлением отметила, что Алла, «оказывается», все отлично учит и выполняет. Сейчас Алла отличница – хорошо, что учительница оценивает знания непредвзято, хоть и «распознала» в дочери хорошую ученицу не сразу».

Оценка и вправду – дело тонкое. Она легко может стать причиной обид и конфликтов между детьми, между детьми и родителями, между детьми и учителями и даже между учителями и родителями. Да, что бы там ни говорили, а оценки очень важны. Но при одном условии – если учитель оценивает то, что ему положено оценить, а не то, что ему хочется оценивать. Но, к сожалению, бывает и так, что нужно оценить владение материалом урока, а учитель оценивает поведение; нужно оценить самостоятельность ученического мышления, а учитель упорно ищет в детской речи обрывки «взрослых» учительских умозаключений. Просто надо знать, что оценки…

Бывают необъективными
Они нужны для того, чтобы определить уровень знаний ребенка. Вот только и родители, и учителя нередко забывают, что даже самая объективная оценка фиксирует уровень знаний только на данный момент. Многие известные педагоги утверждают, что она имеет косвенное отношение к способностям ребенка, а тем более – его личности. Кто его знает, как один и тот же ребенок выполнит ту же самую работу через час, неделю или месяц – ведь многое завит от настроения ребенка и учителя, состояния здоровья, везения, в конце концов. Бывает очень обидно, когда от набора случайностей, от стечения обстоятельств зависит оценка ребенка. А потом по этим самым полученным или «прошлым» оценкам нередко судят о ребенке и другие учителя.

Ставят в рамки
Вот отсюда и берутся «троечники», «хорошисты» и «отличники». И отношение учителей обычно бывает предвзятым к разным ученикам – «троечнику», например, намного труднее получить высокий балл, чем «отличнику», а «отличника» чаще «вытягивают» на 12, и реже склонны ставить плохую оценку, даже если тот не знает урока.

Двое американских психологов провели довольно жесткий эксперимент, наглядно показавший действие установки учителей по отношению к разным категориям учеников (в колледже). Психологи протестировали всех учащихся якобы для определения коэффициента умственной одаренности каждого. На самом деле ничего такого не определяли, но преподавателям сообщили фиктивные результаты ребят только что поступивших в колледж. Исследователи совершенно произвольно(!) разделили всех «тестируемых» на три подгруппы. Первая – одаренные, вторая – с самыми низкими результатами, и третья – средний уровень. То есть, для учителей каждая группа была уже наделена соответствующим «ярлыком». И каковы же были результаты в конце года? Правильно: первая группа показала наивысший результат, во второй группе учились из рук вон плохо (некоторые даже были отчислены за неуспеваемость!). Третья ничем особенным не выделялась – в ней успевающих и неуспевающих было примерно столько же, как и во всем колледже. Это исследование еще раз наглядно показало, как предвзятость учителя может более чем хорошо влиять на одних детей и пагубно на других.

Вдохновляют и окрыляют
При условии, что учитель ставит их объективно и с удовольствием. В одной школе учительница не побоялась ввести в своем классе оценку… за дружбу. В чем она заключалась? Дети группами, по четыре человека, выполняли задание по математике. Учительница просила выполнять его дружно – а именно: так, чтобы цифры в клеточках были записаны одинаково. Дети поняли это настолько буквально, что даже если кто-то что-то зачеркивал в своей работе – это приходилось делать и остальным! В конце работы группы менялись местами и ставили соседям две оценки: за дружбу и по математике.
И сами оценки, и их соотношение было разным. Между группами кроме обсуждения заданий по математике обсуждались и мелкие детали: как работы всей группы, так и каждого в отдельности.
В результате дети услышали друг друга потому, что делали одно действительно общее, доступное каждому дело, а при обсуждении тонкостей этого с виду нехитрого дела взгляд на математику стал более внимательным, но появилось также любопытство: а как там, у соседей? Оценивать соседей было интересно, по ходу выяснилось еще много деталей, удививших и тех и других. Математика стала увлекательной!

Что делать?
Учителю полезно понимать, что он оценивает: способности ученика или то, как он ими распоряжается? талант или возможность? труд или результат? (Или вообще поведение на уроке и внешний вид?). Знаете ли вы, что для того, чтобы удерживаться от излишней серьезности в отношении оценки, у учителя-профессионала есть некоторые неизменные запреты:
• не делать оценку самоцелью для ребенка;
• не пугать оценкой, но и не вызывать безразличие к ней;
• не наказывать оценкой, не мстить ею;
• не провоцировать оценкой ссоры между детьми в классе (любимчики и неудачники);
• оценивать не ребенка, а только его работу.

Отметка всегда должна приносить радость, фиксировать успех. Нельзя ловить учеников на незнании, надо добиваться, чтобы они узнали, поняли, справились с работой, и лишь тогда ставить отметку.

Первый учитель
Родителям следует знать, насколько важна для новоиспеченного ученика роль учителя. Дело в том, что для ребенка первый учитель очень важен и, самое главное, ВСЕГДА воспринимается некритично, как образец. Для первоклассника нет плохих и хороших учителей – любой учитель (нравится он вам или нет) для ребенка – норма. Мало того: влияние этого человека сравнимо и сопоставимо с родительским.

Поэтому родителям нужно подбирать, прежде всего, учителя, а не школу для своего ребенка. Ведь в начальной школе важен не столько набор знаний, сколько формирование желание учиться, заинтересованность. Начальная школа – это мастерская, где учат учиться, получать радость от получения знаний. Именно в это время формируется отношение к школе – потому главное, чтобы комфортно было маленькому ученику. И вам.

Маричка СМЕРЕКА

Журнал "Мир семьи" сентябрь 2007 года


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info