Реклама


Читать и писать: не хочется или не получается?

Читать и писать: не хочется или не получается?

Часто и родители, и учителя склонны видеть причину плохой школьной успеваемости исключительно в лени ребенка: «Он просто не старается». Но вот специалисты считают, что 80 % проблем с учебой вызваны вовсе не ленью. Чем же? Давайте разберемся!

Наш консультант Инна БАС, логопед Центра детской и семейной психологии журнала «Мир Семьи»

Папино «наследство»
«Мне стыдно показывать кому-то тетради моего сына. Все дети стараются писать красиво, а у него — грязь, помарки, строчки расползаются, буквы в словах перепутаны…» «Ребенок категорически отказывается читать. До сих пор приходится читать ему вслух задания из школьных учебников».
Подобные жалобы нередко приходится слышать от родителей учеников младших классов. Конечно, если у ребенка в школе возникают проблемы, то проще всего списать их на нежелание учиться. Тем более что подчас бывает очень сложно определить границу между ленью и объективными причинами, в которых сам школьник не виноват. Как же определить, где заканчивается нежелание и начинается проблема? Наверное, один из главных критериев — возраст ребенка. Пытаясь читать, шестилетка забывает некоторые буквы и норовит переставить в словах слоги. Первоклассник медленно и неуверенно царапает в тетради каракули и путает похожие буквы. Начинать паниковать? Ни в коем случае! С подобными трудностями в начале обучения сталкиваются абсолютно все дети.

А вот когда приходится читать шестикласснику учебники вслух, потому что для него тяжело одолеть самостоятельно хоть пару строчек — здесь, наверное, уже можно говорить о ярко выраженной дислексии. Когда ребенок в третьем классе все еще забывает, в какую сторону пишется хвостик у буквы «у», упорно переставляет слоги, забывает ставить точки в конце предложения или делает еще какие-нибудь характерные, постоянно повторяющиеся ошибки — он, скорее всего, дисграфик. Но о диагнозе можно говорить не раньше третьего-четвертого класса. Нельзя ли заранее по каким-то признакам определить, что ваш малыш может столкнуться в школе с подобными трудностями? Ведь тогда и принять меры можно будет заранее.

Инна Бас: Основных причин возможных трудностей с письмом и чтением две. Первая и наиболее часто встречающаяся — так называемые минимальные мозговые дисфункции (ММД). Они возникают из-за небольших органических поражений мозга. Скажем, во время внутриутробного развития плод испытывал недостаток кислорода. Или роды были тяжелыми. Или в раннем детстве малыш упал и ударился головкой — травма вроде бы пустяковая, но последствием ее как раз и может стать минимальная мозговая дисфункция и связанные с ней проблемы. Внешними проявлениями ММД в раннем детстве могут быть проблемы с развитием речи, гиперактивность, нарушение внимания. Родителям таких деток нужно быть заранее готовыми к тому, что в школе у их малышей могут возникнуть трудности с чтением, письмом или счетом.

Еще одна причина — наследственность. Дислексия и дисграфия бывают связаны не только с травмами мозга, но и с врожденными особенностями его строения: к примеру, запоздалое разделение «обязанностей» между правым и левым полушариями. На чтении «специализируется» задняя часть левого полушария, и если у детей, которые легко учатся читать, эта область мозга немного больше, то у дислектиков задние части левого и правого полушарий одинаковы. Эта особенность может передаваться по наследству. Так что если у папы в школе были проблемы с чтением или письмом, то вполне возможно, что точно такие же трудности будут и у детей. Случается также, что у детей все в порядке, а вот внуки получают «по наследству» дедушкины проблемы.

Кстати, из-за особенностей распределения функций между полушариями мозга сложности с письмом и чтением случаются и у детей-левшей. У мальчиков подобные нарушения встречаются в 3-4 раза чаще, чем у девочек. Связано это опять-таки с особенностями мозга. Например, у мальчишек в области мозга, передающей сигналы между правым и левым полушариями, находится на порядок меньше нервных окончаний.

Чтение и письмо — тяжелая работа
Часто родители не понимают проблем детей с чтением и письмом, потому что сами давно забыли, как тяжело дается обучение этим навыкам. Для взрослого ведь читать и писать — просто и естественно: пробегаешь глазами строчки, и фразы сами складываются в голове. Сейчас я пишу и совершенно не задумываюсь над тем, какими пальцами какие клавиши компьютера нажимать. Тоже мне работа — голова думает, а пальцы сами собой барабанят по клавиатуре!
Между тем, чтение и письмо — сложнейший умственный процесс, в котором участвуют сразу несколько областей мозга, взаимодействуют слуховые, зрительные, двигательные анализаторы. Даже у самого обычного ребенка, не имеющего никаких проблем с письмом и чтением, все необходимые навыки окончательно формируются только к 10-11 годам. А если какая-то из систем дает сбой?

Инна Бас: Действительно, чтение и письмо — очень тяжелая работа для младшего школьника. Вот представьте. Вы диктуете ребенку простое предложение: «Рано утром Лиза пришла в школу». Чтобы записать, он должен вначале его запомнить, потом разложить предложение на слова, слова — на звуки. Затем нужно соотнести каждый звук с буквой, с ее графическим начертанием. Затем в дело вступает двигательный анализатор — рука «вспоминает» движения, необходимые для того, чтобы «нарисовать» нужные буквы. То, что взрослый делает автоматически, для ребенка — колоссальный умственный труд! В первом классе это дается очень тяжело. Посмотрите, как делает домашнее задание первоклассник: напишет строчку, посмотрит в окно, подумает, еще несколько слов напишет… Его нельзя ругать за лень. По-настоящему ленивых детей очень мало. Малышу действительно сложно. Родителям первоклашек не стоит забывать и о том, что, согласно последним исследованиям физиологов, ребенок, только начинающий учиться писать, может непрерывно писать не более трех минут. А мама, бывает, ворчит: «Вот, первую строчку написал красиво, а во второй и третьей буквы пляшут». Школьник устал, у него начала дрожать рука, поэтому вышло не очень аккуратно. Нельзя заставлять детей переписывать, вырывать «испорченные» листы. От этого ребенок лучше писать не станет. Зато начнет бояться, ненавидеть письмо.

Такие похожие буквы
Хотя проблемы с чтением и письмом носят общие названия «дислексия» и «дисграфия», у каждого ребенка они проявляются по-разному. Один упорно переставляет слоги местами, другой путает похожие по написанию буквы, третий пишет их «зеркально», четвертый и вовсе не в состоянии «удержать строку», и его каракули расползаются по всей тетради. Случается, что малышу одинаково тяжело даются и чтение, и письмо. А бывает так, что с чтением у школьника нет никаких проблем, но пишет он просто чудовищно. Такая проблема, кстати, была и у моего ребенка — он читал (и читает) запоем, но для него до сих пор мучительно трудно заполнить дневник или выполнить письменное задание.
Анализ ошибок поможет специалисту-логопеду определить, где именно находится «слабое место» ребенка, и в зависимости от этого разработать тактику коррекции.

Инна Бас: Действительно, бывает так, что школьник испытывает одновременно трудности и с чтением, и с письмом. Случается, ребенок читает отлично, а писать нормально не может. Поэтому общие рекомендации дать невозможно; в каждом конкретном случае специалист должен разбираться отдельно.

Если у ребенка недоразвит зрительный анализатор, он не может различать близкие по написанию буквы. Ему кажутся одинаковыми «е» и «с», он не видят разницы между «ш» и «щ», потому что просто не замечает этот маленький хвостик. Иногда такие дети путают близкие по написанию слова, например, такие как «нос» и «сон». А на письме переставляют слоги, пишут буквы в зеркальном отражении.

Кроме того, проблема может заключаться в слуховом анализаторе. У каждого человека есть три вида слуха: физический, с помощью которого мы слышим «звуки вообще» — шум листвы, телефонный звонок, рычание проехавшей за окном машины; музыкальный, который позволяет нам узнавать мелодии; фонематический, помогающий различать и понимать речь. Слово состоит из звуков, и каждый из них на письме обозначается буквой. Если ребенок неотчетливо слышит звуки речи, ему, конечно же, тяжело будет писать. Для него одинаково звучат «з» и «с», «б» и «п». Слова, в которых присутствуют эти звуки (например, «бочка» и «почка»), он тоже будет путать. Поэтому если у дошкольника есть логопедические проблемы («каша» во рту, сложности с произношением отдельных звуков), желательно как можно раньше проконсультироваться со специалистом-логопедом. Иначе они могут потянуть за собой трудности с письмом и чтением в школе.

Дислексию и дисграфию нельзя назвать «болезнями» — это просто особенности развития. Поэтому нельзя сказать, что они «лечатся». Скорее, корректируются. И каждый ребенок требует отдельной коррекционной программы. Бесполезно просто «тренировать письмо и чтение»: «Сегодня вместо футбола ты прочтешь (или перепишешь) две страницы из книжки». Это не поможет. Для начала нужно определить причину трудностей. Скажем, у ребенка недоразвито зрительное восприятие, и он не различает некоторые буквы. Значит, нужно проработать те, которые ему не даются — сначала каждую в отдельности, потом в словах, где они встречаются. Дать сыну или дочке карандашик и страницу текста, попросить найти нужные буквы и подчеркнуть их. Есть много полезных упражнений. Логопед поможет выбрать именно те, которые подходят конкретно вашему ребенку. И еще одна очень важная вещь: запомните, диагнозы «дислексия» и «дисграфия» не могут ставить ни учитель, ни школьный психолог. Как правило, это делает логопед, но его выводы должен подтвердить невропатолог. Обычно в речевом центре работают логопед, невропатолог, психолог. Они общаются с ребенком, совещаются и вместе ставят диагноз. Лечение должно быть комплексным: обязательно логопедическая коррекция, которую, возможно, нужно подкрепить медикаментозным лечением, и работа с психологом. Не стоит откладывать визит к специалисту, потому что дислексия и дисграфия тянут за собой другие проблемы — психологические.

Поверить в себя
Наверное, психологические проблемы — самое неприятное «наследство» дислексии и дисграфии. Если в первом-втором классе неудачи еще не так заметны, то после третьего-четвертого эти особенности начинают сильно бросаться в глаза. Низкие оценки за чтение и письмо, насмешки более успешных сверстников постепенно формируют у школьника «комплекс неудачника», заниженную самооценку. К этому могут приложить руку и учителя старой закалки, которые воспринимают трудности с чтением и письмом не как проблему, а как лень школьника и нежелание родителей им заниматься. В итоге ребенок, которого записали в «вечные двоечники», теряет интерес к учебе, а то и вовсе может возненавидеть школу.

Инна Бас: Да, часто проблемы в школе растут как снежный ком. К неумению читать и писать прибавляется сначала математика (там ведь тоже нужно прочитать задание, записать задачу). Увеличивается количество предметов. И учеба дается ребенку все сложнее. Ведь «учиться» — значит «читать и писать». Поэтому если уже в раннем возрасте вас что-то настораживает, то лучше заниматься коррекцией в первом классе, чтобы потом было проще.

Сейчас в каждой школе работает логопед. Но некоторым деткам «общение» с ним доставляет психологическую травму — раз остаешься на дополнительные занятия, значит, ты плохой ученик. С такими мнительными и впечатлительными детьми лучше заниматься индивидуально. Очень важно правильно объяснить ребенку необходимость этих занятий. Ни в коем случае нельзя говорить: «Ты этого не умеешь, и мы будем тебя учить». Нет! Скажите так: «Ты знаешь, умеешь, но нужно потренироваться, чтобы делать это еще лучше».

Опыт показывает, что за год-полтора регулярных занятий такие ребята «выписываются», «вычитываются» и все приходит в норму. Очень редко встречаются особо стойкие проявления дисграфии и дислексии, которые очень тяжело поддаются коррекции. Тогда нужно переключить ребенка на иные виды деятельности: «Да, ты плохо пишешь, но у тебя есть масса других талантов». В этом нет ничего страшного. Сейчас на Западе детям, у которых проблемы с письмом, разрешают приходить на уроки с портативным компьютером. Это хорошая альтернатива. В конце концов, на уроках математики детям ведь позволяют пользоваться калькуляторами!

И еще — детям обязательно нужно приводить положительные примеры. Многие великие люди страдали в школе теми же проблемами. Обязательно расскажите ребенку о них!

Все будет «о’кей»!
О великих дислектиках и дисграфиках уже немало написано. Многих талантливых людей из-за этой особенности в детстве считали дураками. Изобретатель электрической лампочки Томас Эдисон и знаменитый английский физик Майкл Фарадей были одновременно и дислектиками, и дисграфиками. Эдисон был настолько безграмотен, что в 12 лет его… исключили из школы. Впрочем, даже самого автора теории относительности Альберта Эйнштейна, величайшего физика, перевернувшего представления человечества о строении мироздания, тоже считали в школе непроходимым тупицей. А все потому же — он из рук вон плохо читал и писал…

Великая актриса Мэрилин Монро путала сходные по звучанию буквы; видимо, у нее были сложности с фонематическим слухом. Блестящий современный актер Том Круз путает буквы, сходные по начертанию, а в детстве некоторые из них писал в зеркальном отражении. Звезда «Матрицы» Киану Ривз так толком и не научился читать. Не умеет читать и король Швеции Карл XVI Густав. Поэтому он никогда не заглядывает в «шпаргалку», произнося свои речи.

Но если вы думаете, что из дислектиков и дисграфиков могут получиться только хорошие инженеры, ученые, актеры или… короли, а вот писать они никогда не будут, то вы глубоко ошибаетесь! Когда великий сказочник Ганс Христиан Андерсен рассылал в издательства свои первые рукописи, ему возвращали их из-за… отвратительного почерка автора и чудовищного количества грамматических ошибок. Один из редакторов даже сопроводил рукопись припиской «Это издевательство над датским языком!» Не умела в детстве писать и королева детектива Агата Кристи. Из-за этого она даже не училась в обычной школе, а занималась с учителями дома. Избавиться от безграмотности ей так и не удалось, и над ее блестящими детективами редакторам приходилось попотеть.

Ну а идиоме «о’кей» мы обязаны еще одному знаменитому дисграфику — президенту США Линдону Джонсону. Визируя документы, он ставил на них буквы «ОК» — все правильно: никак не мог запомнить, что слова «All correct» начинаются не с «оу, кей», а с «эй, си».

Людмила ЗАГЛАДА
Журнал "Мир семьи" март 2008 года


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info