Реклама


Мои роды 1 марта в 5 роддоме г. Киева

Мои роды 1 марта в 5 роддоме г. Киева

 

Говорят, что начало родов ни с чем не перепутаешь. Так вышло и у меня.

28 февраля 2011 года в 8.00 я проснулась от того, что низ живота начало болезненно тянуть. Продолжалось это в течение 6-8 минут.

Через час (в 9.00) всё повторилось, но при этом уже ощущалось давление на прямую кишку.

В 9.30 стали постепенно отходить воды с кровянистыми выделениями, что стало поводом позвонить врачу, у которого я планировала рожать (Лысенко В.А.). Выяснив все подробности, В.А. сказал расслабиться и пока в роддом не ехать.

В течение дня у меня понемногу текли воды с кровью, а схватки (длительностью 5-7 мин.) повторялись приблизительно каждый час.

Во время схваток я либо сидела покачивалась из стороны в сторону, либо садилась на мячик – фитбол – и прыгала на нём. Должна сказать, что это мне очень помогало.

Хочу отметить, что в промежутках между схватками, ребёнок довольно таки активно двигался: выставлял попу, перебирал ручками, толкался ножками.

С 20.00 промежутки между схватками стали укорачиваться, а сами схватки – становиться сильнее.

В 23.00 я набрала Лысенко. Тот сказал подъехать в 5 РД, куда он перезвонит, и дежурный врач осмотрит меня: если я действительно рожаю, то В.А. сразу подъедет. Если нет, то домой – спать.

По прибытию (в 24.00) меня осмотрел Скирда С.В. Впечатление от него осталось довольно-таки неоднозначное, как говорят: ни рыба, ни мясо. После осмотра на кресле он сам перезвонил В.А. и сообщил, что у меня раскрытие на один палец. Лысенко хотел отправить меня домой, но Скирда сказал, что я часа через три опять вернусь в 5РД, т.к. у меня скорее всего отойдут воды. Меня переспросили, хочу ли я ехать домой или останусь в РД, на что я ответила, что они врачи – им виднее. На том и остановились: меня отправили в дородовое отделение.

Хочу сделать маленькую ремарку: мои вещи должна была везти на тележке какая-то дежурная медсестра (или бог весть кто она там). Вещи муж загрузил, но в тот момент у меня началась схватка, и я не могла идти – мне нужно было немного переждать пик. Так эта мымра (жаль, что я не спросила её фамилию) стала возмущаться, что я так долго не иду, мол она не хочет, чтоб я при ней начала рожать. «Прекрасный» медицинский работник, да и человек! Надеюсь, что с ней будут врачи обходиться так же, как она со мной.

Теперь вернёмся к основной теме. Меня оформили в дородовом отделении и устроили в одной из палат, где было свободное место (палаты четырёхместные). Сделали КГТ ребёнка, и отправили отдыхать, посоветовав хоть немного поспать. Честно говоря, такие советы во время схваток воспринимаются как изощрённое издевательство Сила и длительность схваток продолжали нарастать. Я не кричала, но дышала так интенсивно, что дамы, спящие в одной со мной палате, периодически просыпались и взволновано спрашивали, не позвать ли мне кого-нибудь. Учитывая то, что единственным средством для облегчения моего состояния был предложен препарат аналогичный карвалолу (не запомнила названия, да мне было и не до того), я регулярно от помощи отказывалась.

Хочу отметить, что период схваток у меня был очень болезненным, настолько, что меня рвало от боли. (Кстати, в конечном итоге, когда у меня уже окончательно опустел желудок, меня стошнило вот тем самым лекарством, о котором я говорила.)

В 03.00 у меня отошли воды. Я сообщила об этом медсестре, которая вызвала дежурного врача. Тот меня осмотрел на кресле: раскрытие было по-прежнему 1 палец, сделал КГТ ребёнка, и опять отправил на койку.

В 06.00 меня решили снова осмотреть. Дежурная медсестра дородового отделения (впервые за 6 часов моего пребывания в РД) зашла в палату и поинтересовалась ощущаю ли я давление на прямую кишку. Получив утвердительный ответ она жутко возмутилась: почему я раньше об этом не сказала. Во-первых, можно подумать каждый день рожаю и прекрасно знаю о чём и когда надо говорить, а во-вторых, я так себе и представила, как я кричу на всё отделение, чтоб она меня услышала (ведь она находилась (спала) в противоположном конце от моей палаты – я обратила на это внимание, когда ходила в туалет). На моё сообщение, что я просто не могу подняться с кровати (кстати, кровати реально неудобные – слишком высокие (я, конечно, понимаю, что они такие умышлено с медицинской точки зрения, но мне в тот момент было от таких знаний ни на грамм не легче ;) ) – на такую кровать приходилось запрыгивать, да и спуститься неё было проблематично), мне в приказном порядке сказали вставать и идти.

Я кое-как сползла с это прокрустова ложа и поплелась в смотровую, где меня уже ждал рассерженный дежурный врач со словами, чего я так долго плетусь. Я почувствовала себя симулянткой. Такое отношение я уже терпеть не могла, и возмущённо об этом заявила. Врач немного сбавил обороты, поняв, что перегнул палку.

Честно говоря, я потом представила себе, чтобы это было, если бы рожала с дежурной бригадой. Отношение к «незапланированным» роженицам (на моём примере) оказалось более чем показательно.

Итак, в 06.00 меня осмотрели на кресле, сообщили, что раскрытие около 3 пальцев и меня отправляют в родовое. Я перезвонила Лысенко и мужу сообщить последние новости. Мне поставили клистир, и с облегчением отправили в родовое.

Дальше отчёт пойдёт более сумбурный, т.к. я помню происходившее урывками. Вскоре появился муж, а буквально следом за ним и Лысенко. Мне поставили капельницу с физраствором. Лысенко осмотрел меня – раскрытие было по-прежнему на 3 пальца, и усадил меня на мячик. Безусловно, на фитболе немного легче, но в какой-то момент я поняла, что ещё немнго и я уже не встану с него: ноги устали до невозможности. Пришлось подниматься намного раньше, чем планировал В.А.

Буквально, как только я встала с мяча, у меня начались потуги. Но мне нельзя было ещё тужится: раскрытие слишком маленькое, и В.А. опасался, что я могу разорвать себе матку.

Дышать так, чтоб не тужиться – это очень тяжело. Я понимала всю необходимость этого, старалась, как могла, но не всегда мне удавалось дыханием перебить желание тужиться.

Через некоторое время у меня раскрылась шейка матки на 5 пальцев, и Лысенко стал руководить мною во время потуг. Теперь нужно было тужиться, и не просто так, а определённым способом: перед потугой глубоко вдохнуть воздух (это довольно-таки сложно, т.к. места в лёгких очень мало), на потугу прикладывать усилии на низ живота, там где ощущалось давление на прямую кишку (при этом подбородок надо прижимать к груди), затем выдохнуть воздух, и тут же повторить всё ещё раз.

Потом перерыв до следующей потуги.

Сначала всё это я проделывала лёжа на кровати. Видя, что так у меня ничего не получается, В.А. усадил меня на унитаз: дело пошло быстрее.

Когда головка ребёнка оказалась в нужном положении, меня забрали на родильное кресло.

Там я продолжила тужиться, но вытолкнуть ребёнка я не могла (даже несмотря на полное раскрытие шейки матки). Я слишком устала за время схваток, и у меня уже не хватало сил вытолкнуть ребёнка. Кроме того, на кресле я тужилась, к сожалению, не правильно – в лицо. Причём, я сама понимала, что делаю неправильно, но по-другому у меня не получалось. Из-за этого у меня потом на лице были мелкие точечки – лопнувшие сосудики (прошло всё за три дня). Хорошо, что у меня хватило ума не закрывать глаза, а то бы я ещё и красными глазами светила, как вампир ;)

Малого пришлось вытягивать вакуумом. А мне потом зашивали небольшой разрыв. Несмотря на то, что я сама далеко не хрупкого телосложения, и было полное раскрытие, голова ребёнка оказалась великовата для моих родовых путей.

Отдельным занимательным эпизодом оказалось то, что во время родов меня заклинило на фразе: «пожалуйста, помогите мне родить». Я её повторяла как заведённая. В какой-то момент, В.А. не выдержал и ответил: «да поможем, поможем! Уже 10 человек помогают! Ты сама делай что-нибудь!» (подразумевалось то, чтоб я правильно тужилась)

Кто-то ругается матом, кто-то кричит во время родов, а я была как заевшая пластинка

Вернемся к процессу. Ребёнка достали и спросили у мужа: «кто?» Получив в ответ: «мальчик», дали ему перерезать пуповину.

Я же сына увидела только тогда, когда его понесли обмерять. Когда же он лежал у меня на животе, я не смогла поднять голову, чтоб взглянуть на него. Вернее, я даже не поняла, что происходит. Так акушерке пришлось мне сказать, чтоб я держала ребёнка, иначе он просто свалится с меня, и меня (как я помню) ужасно удивило, так что я вцепилась в сына обеими руками.

Потом я потужилась последний раз – вышел послед. А дальше – наркоз: меня чистили, зашивали, приводили в порядок.

На последок хочу сказать, что я опасалась, что у мужа наблюдение за родами вызовет негативные эмоции (рассказов по и-нету на эту тему гуляет достаточно много). Но ничего подобного не случилось. Как потом признался муж, больше всего в родах его поразило то, когда через 15 минут после рождения, сын открыл глаза и серьёзно и внимательно посмотрел на него.

«Этих глаз я никогда не забуду» - такими были слова мужа: «На меня смотрел умудрённый опытом человек, пришедший в наш мир, но не могущий, к сожалению, ничего рассказать».

Врач: Лысенко Вадим Александрович

Акушерка: Матковская Лидия Николаевна

Спасибо им большое и низкий земной поклон!)

 

Автор:  Ocktober

Дата публикации в форуме: 05.03.2011 17:38

Форум для родителей

Присылайте свои рассказы о родах: glavred@uaua.info


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info