Реклама


Магия родов: Использует ли современная медицина древний опыт шаманов и повитух?

Магия родов: Использует ли современная медицина древний опыт шаманов и повитух?

Роды — это, пожалуй, самое великое событие в жизни каждой семьи. А уж для самой женщины (особенно если эти роды — первые) момент рождения ребенка не сравнится по важности ни с какими окончаниями института, потерей невинности, замужествами, переездами и прочей житейской ерундой.

Несмотря на то, что нынешняя медицина, кажется, знает все о тонкостях протекания родов, в сознании роженицы этот процесс остается отчасти таинственным, мистическим. И неудивительно. Предположим, ты прекрасно осведомлена о том, как протекают схватки, под действием каких гормонов раскрывается матка и в какой момент происходит изгнание плода и рождение плаценты. Все равно самое главное в родах — появление на свет из небытия нового сознания, человека, который прежде не существовал, — событие в высшей степени загадочное.

Если мы сегодня не склонны связывать между собой духовный и чисто медицинский, «технический» аспекты родов, то для наших предков эти понятия были неразделимы. Поэтому роды у многих народов, в том числе и у славян, превращались в сложный, подчас многодневный ритуал, в котором тесно переплелись магические обряды и очень полезные и практичные действия, которые и впрямь помогали облегчить процесс родов.

Какие же элементы древних родовых обрядов используют ныне медики и перинатальные психологи? Об этом мы и поговорим с нашим консультантом.

Наш консультант — директор Центра развития семьи «Семейный круг» Лариса Чепрасова:
«Роды — это исконно женское дело. Понять и принять их в полной мере способна лишь другая женщина, имеющая собственный благоприятный опыт прохождения через роды и отдающая себе отчет в том, насколько это колоссальный труд и ни с чем ни сравнимая радость — стать матерью».

«Время и место встречи изменить нельзя!»

Место и время предполагаемых родов было окружено тайной. Об ориентировочной дате появления ребенка на свет знали всего три-четыре человека — сама роженица, ее мать, свекровь да повитуха. Заветный момент скрывали иногда даже от отца ребенка.
Повышенную секретность объясняли тем, что чем больше людей знает о родах, тем тяжелее они будут проходить. Конечно же, окружающие могли догадываться о том, когда родится ребенок — ведь беременные от окружающих не прятались, и всякий мог видеть их большой опустившийся живот. Однако когда наступал срок родов, всех «лишних» членов семьи под надуманными предлогами убирали из дому. И если они даже знали о происходящем, то все равно делали вид, будто им ничего не известно. А те, кто вынужденно оставался в доме, притворялись спящими.
Особенно остерегались того, чтобы о родах не узнали незамужние девушки, — считалось, что в противном случае роды будут особенно мучительными и роженица отстрадает «за каждый волосок на голове девушки».

Место родов в разных местностях выбирали по-разному. В одних предпочитали рожать дома, в других выбиралось отдельное нежилое место, чаще всего баня. Там роды принимали, как правило, свекровь и повитуха — своего рода «профессиональная акушерка».

Кстати, повитуха никогда не приходила в дом к беременной заблаговременно — ее вызывали лишь тогда, когда роды уже начались. Кто-нибудь из родных будущей матери не шел к повитухе по улице, а пробирался в ее дом тайными тропинками. А, придя к ней, не говорил прямо, что требуется ее помощь, а сообщал об этом иносказательно. Повитуха же, прекрасно поняв, о чем идет речь, в свою очередь шла в дом роженицы «огородами». Повитухами были непременно рожавшие женщины, зачастую уже находящиеся в климаксе, то есть, уже не собирающиеся иметь собственных детей. Профессия повитухи передавалась из поколения в поколение: «народная акушерка», случалось, брала на роды в качестве ассистентки свою дочь, чтобы та, овладев тонкостями профессии и родив собственных детей, со временем сменила ее.

Л.Ч.: О том, что роды — процесс подсознательный, и присутствие большого количества помощников может мешать женщине и делать роды более сложными, писал выдающийся французский врач Мишель Оден в своей книге «Возрожденные роды». По своему опыту могу сказать: чем меньше людей знают и, соответственно, переживают, что у женщины начались роды, тем легче она рожает. Это отнюдь не исключает присутствия помощника в родах. Просто о том, что сейчас идут роды не стоит трезвонить по всему городу.

Насчет бани — это действительно удачное место, достаточно стерильное, и там всегда есть вода. Другая причина, почему для родов выбирали баню, — мистическая. Считалось, что когда женщина рожает, она находится как бы между мирами, она проводник рождения нового сознания и поэтому не должна «загрязнять» обычную территорию. В некоторых местностях женщина после родов какое-то время не должна была возвращаться в дом. Женщина после родов называлась нечистой, но нечистой именно в мистическом, а не физическом смысле. Поэтому ее чуточку даже побаивались и сторонились. С другой стороны, в этом был нормальный физиологический смысл — чтобы не инфицировать ослабленный родами организм. Поэтому после родов она жила в бане несколько дней.

А в некоторых местах наоборот, считалось, что дома и стены охраняют, и поэтому роды проходили именно дома. Одним словом, народные традиции друг другу порой противоречат. И везде можно найти что-то положительное.

Очень правильной была традиция вызывать повитуху, когда роды уже начались. Если брать современное акушерство, то женщину, иногда перестраховываясь, укладывают в роддом заранее. И там она может наслушаться не самых приятных вещей. Да и потом, не так уж полезно постоянно лежать без свежего воздуха, прогулок, домашней работы. Кроме того, и у врача, наблюдающего женщину, может возникнуть соблазн «запустить ее в роды», т.е. начать стимуляцию. А ведь если еще не наступил час «Х», и ребенок не готов, и организм матери не очень, роды могут пойти не лучшим образом. Лучше дождаться или отхождения вод, или начала заметных, регулярных схваток (с промежутком в 5–7 минут), когда уже очевидно: «процесс пошел». Тогда уж и ехать в роддом. Конечно, в случаях, когда перед родами необходимо обязательное наблюдение за беременной по медицинским показаниям, например при позднем токсикозе (гестозе), при выраженном многоводии, при осложнениях со стороны почек и т.д. — лучше лечь в роддом заблаговременно.

Я не очень согласна с тем, что принимать роды непременно должна рожавшая женщина, ведь я сама до рождения своего малыша 13 лет проработала акушеркой в родзале, и девочки у меня рожали хорошо. Но доля истины в этом утверждении есть. Когда мы беремся за любое дело, мы привносим в него частичку своего опыта — и в родах в том числе. Поэтому лучшей акушеркой, возможно, будет женщина, которая хорошо родила сама. Профессор Коваленко, председатель Ассоциации перинатальной психологии России, принимая на работу в свой центр инструкторами пренатального обучения, отдает предпочтение женщинам, имеющим положительный опыт 2–3 собственных родов. Роды — это исконно женское дело, понять и принять которые в полной мере способна лишь другая женщина, имеющая собственный благоприятный опыт прохождения через роды и отдающая себе отчет в том, насколько это колоссальный труд и ни с чем ни сравнимая радость — стать матерью.

«Показать дорогу» ребенку — дело отца

Где бы ни рожала женщина — дома или в бане, она заблаговременно раздевалась до рубахи, снимала все украшения, распускала волосы. В доме открывали все двери, шкафы, сундуки, отмыкали все замки, даже расстегивали пуговицы и развязывали завязки на одежде. Считалось, что это облегчит младенцу появление на свет. Если роды затягивались, отец мог даже пойти в ближайшую церковь и попросить священника открыть царские врата.

Тем временем роженица, у которой начались схватки, не ложилась, а все время ходила по дому, переступая через пороги, — опять-таки для того, чтобы «переход» для ребенка был легким. За этим занятием ее, как правило, и заставала повитуха. Придя к роженице, она сама переодевалась в чистую одежду, водила ту по дому, массировала ей живот и поясницу и читала различные заговоры. И во время родов женщина, как правило, не лежала, а стояла или ходила. Когда начинались потуги, она тужилась либо стоя, держась за веревку, перекинутую через центральную балку потолка, либо на корточках или на четвереньках.

Повитуха порой довольно резко обращалась с роженицей. Если роды затягивались, она кричала на женщину. Чтобы испугать ее, резко стучала чем-нибудь, или внезапно обрызгивала роженицу водой. В процессе родов повитуха старалась вызвать у своей подопечной рвоту.

Любопытно, что взгляды на роль будущего отца в родах во многих местах диаметрально отличались. Часто отца просто отстраняли от этого, на время родов выгоняли из дома. Но кое-где отец принимал в родах самое деятельное участие. Он не только поддерживал жену, когда та ходила по дому, гладил и успокаивал ее. Случалось, будущий папаша даже надевал одежду жены, катался по полу, кричал, имитируя родовые схватки. Если роды затягивались, отец снимал штаны и выворачивал их наизнанку, переступал через жену.

Есть народности, в которых мужчина во время родов охал, ахал, производил все действия, которые надлежало делать женщине. А его рожающая жена… помогала ему, жалела и утешала его. Когда ребенок рождался, и мама, и папаша лежали рядышком, и в течение недели за ними обоими ухаживали родные.

Л.Ч.: Прогуливаясь по дому с роженицей, повитуха своими поглаживаниями, растираниями спины и животика уменьшала дискомфортные ощущения у матери. Вертикальное положение в данном случае работало усиливающим фактором. Ведь в таком случае головка ребенка оказывает дополнительное давление на шейку матки, ускоряет ее раскрытие и продвижение ребенка. И в наших роддомах сейчас, если у роженицы схватки легкие и слабенькие, ей предлагают занять вертикальное положение, походить, подвигаться. Если же наблюдается бурная родовая деятельность, предлагают занять горизонтальное положение, чтобы не провоцировать стремительные роды. В киевских роддомах в предродовых палатах есть большие мячи, на которых можно сидеть во время схваток, родильные стульчики, шведские стенки и другие аксессуары для более свободного ведения родов по желанию женщины. Роддома в Луцке, Симферополе, Донецке и других городах также поддерживают естественное ведение родов и обеспечены соответствующим образом.

У женщин в родах бывает рвота. Обычно это прекрасный признак, по которому можно сказать, что шейка матки раскрывается. Акушеры-гинекологи хорошо реагируют на такое явление. Повитухи же, скорее всего, действовали от обратного: провоцируя рвоту, способствовали раскрытию шейки матки.

Что касается подаваемых резких команд — они привлекают внимание женщины, заставляют ее сосредоточиться. Учитывая то, что роды —процесс подсознательный, рожающая женщина пребывает в своеобразном трансовом состоянии, т.е., когда ее внутренние ощущения, переживания доминируют над внешними раздражителями. И порой, чтобы достучаться до ее сознания, нужны резкие команды. Если очень нежно попросишь: «Ну, потужься, пожалуйста…», она может не услышать. А если прикрикнуть: «ТУЖЬСЯ!», она очнется. Я всегда своих беременных предупреждаю: «Не обижайтесь на врачей и акушерок — они не кричат на вас, они просто громко разговаривают, чтобы в момент потуг, когда необходимы ваши усилия, вернуть вас к реальности».

Теперь об участии отца. Современные перинатальные психологи уже пришли к выводу, что мужчины делятся на тех, кто может участвовать в родах, и тех, для кого даже присутствие при них нежелательно. Это зависит от многих факторов — и от особенностей психики мужчины, и от стиля внутрисемейных отношений, и от уровня доверия супругов друг к другу... В тех странах, где мужчины были главой семьи, доминировали в повседневной жизни, — женщины обычно рожали в присутствии повитухи, женщин-помощниц, а мужчина в родах не участвовал. Если же мужчина занимал равное с женщиной или подчиненное положение — он помогал и в родах.

Во время родов женщина должна вести себя максимально естественно и ориентироваться на свои ощущения, инстинкты, потребности ребенка, не думая о том, как она выглядит, и что о ней подумают. Все мысли сосредоточиваются только на процессе, на своих ощущениях, на желании помочь ребенку мягко и легко родиться. Ведь рождение для него — одно-единственное, другого не будет. И в случае, когда мужчина позволяет женщине вести себя так, как ей хочется, а не подавляет или настоятельно корректирует ее поведение — он смело может помогать ей и во время рождения ребенка.

Что же касается имитации мужчиной родов, то у некоторых народностей Сибири в родах участвовали шаманы. Один находился в доме и руководил процессом, второй оставался на улице и привязывал к животу камень. Тот, кто находился в доме, выкрикивал команды, другой же имитировал роды, смещая камень все ниже и ниже. И женщины почему-то рожали хорошо.

Есть еще один хороший способ ускорить роды. Раньше считалось: если роды неоправданно затягивались, мужчина должен «показать дорогу» ребенку. Это был… обычный половой акт. В наше время некоторые врачи также положительно относятся к такой методике. Если женщина приезжает в роддом со зрелой шейкой матки, но без родовой деятельности, врач может ей порекомендовать вспомнить о супружеских обязанностях, если ей хочется родить в ближайшее время. Съездив домой, многие возвращаются с нормальными схватками и, что самое главное, шейка матки раскрывается просто замечательно. Дело в том, что сперма содержит простагландины. Они же входят и в состав «Пропедил-геля», довольно дорогого препарата, с помощью которого стимулируют роды. Так что и экономия, и польза налицо…

Серебро — к богатству, соль — для здоровья, яйцо — для красоты

Итак, ребенок родился. Считалось, что в момент прорезывания головки ангел-хранитель вкладывает в младенца душу. Принимали малыша в шкуру животного (чаще всего, в овчину), которая потом считалась оберегом ребенка. (Кстати, мех домашних животных издревле считался энергетически благоприятным для человека. Так что если вы подумываете купить к зиме шубку, подумайте об овчинной дубленке, каракуле или козлике.)

Вернемся к нашему новорожденному. Повитуха часто перевязывала пуповину не ниткой, а волосом — материнским или своим собственным. Перерезали пуповину тоже на знаковых предметах: на топорище (если родился мальчик) или на веретене (если на свет появилась девочка).

Затем повивальная бабка «расправляла» младенца, а если он был слабеньким, «перепекала» его. «Расправление» заключалось в том, что повитуха гладила ребенка, вытягивала ему ножки и ручки и поправляла головку (у новорожденных младенцев она слегка вытянута). Если ребенок рождался слабым, его клали на деревянную лопату и запихивали ненадолго в теплую печь — «перепекали».

Потом малыша пеленали — но не в пеленки, а в отцовскую рубаху. Рубаха, что очень важно, была не свежевыстиранной, а пропотевшей, снятой непосредственно с папы. Считалось, что отцовская рубаха защитит малыша от дурного глаза.

Через некоторое время малыша купали в специальной магической воде. В купель бросали серебряный предмет (чаще всего монетку), немного соли и яйцо. Серебро должно было одарить ребенка богатством, соль давала здоровье, а яйцо — красоту.

Л.Ч.: Что касается перевязывания пуповины волосом — это из области мистики. Длинные волосы женщины, словно антенны, обеспечивали ее связь с Космосом.

«Расправление» младенца, по-моему, делать не нужно. И сейчас этого не делают. Новорожденного сразу после родов оставляют в покое, укладывают к маме на живот, и он там лежит в том положении, в каком ему хочется. Я вообще против любого насилия по отношению к ребенку. С другой стороны, такие манипуляции повитухи можно трактовать как обычный педиатрический осмотр. Ныне врач-неонатолог смотрит ребенка после рождения, проверяет его рефлексы. Наверное, разглаживание и было таким осмотром. Если бы что-нибудь было не так, ребенок отреагировал бы напряжением мышц, вскриком. Возможно, повитуха проверяла, захватывает ли он пальчиками предмет, поворачивает ли голову, лежа на животе.

А теплая печь, вероятно, выступала аналогом современного кювеза. Хотя были и другие, более эффективные методы ухода за слабеньким младенцем — его заворачивали в овчину или носили на себе в «кенгурушке». У африканских народностей детей все время носят на себе — в слинге. По данным Всемирной организации здравоохранения, эти дети по физическому и психическому развитию в течение первого года жизни опережают европейцев, но впоследствии, когда они начинают ходить, — разница сглаживается, а затем уже европейские дети их обгоняют.

Рубаха отца в качестве первой пеленки — замечательная вещь. Сейчас после родов малыша выкладывают к маме на животик. Те бактерии, которые ребенок получает в первые часы жизни, становятся для него «дружественными». А вот отцовская рубаха «подарит» ему часть отца, если тот не присутствовал в родах.

С купанием тоже очень любопытно. Яйцо для красоты — это, возможно, чистая мистика. А вот серебро действительно могло обеззараживать воду. Кроме того, подсоленная вода — это своего рода физиологический раствор. Уже доказано, что соль, которая всасывается через поры кожи, служит профилактикой дисплазии суставов. Если купать ребенка в воде с добавлением морской соли и потом соль с кожицы не интенсивно смывать, улучшается формирование суставов.

Да здравствуют «бабьи каши»!

Главной обязанностью повитухи были даже не сами роды, а послеродовой период, который проходил под ее неусыпным вниманием. Вначале она массировала молодую мать — называлось это «расправлять золотник и пуп», «ставить живот на место». Потом она следила за тем, чтобы вовремя родился послед (плацента). Плацента считалась своего рода двойником ребенка. Поэтому ее не выбрасывали, а заворачивали в чистую ткань и хоронили в специальном месте, желательно там, где не ступала нога человека.

После этого повитуха не уходила, а жила в доме своей подопечной несколько дней, а то и недель (особенно если роды были первыми, а ее подопечная — молоденькой и неопытной). Отныне в обязанности повитухи входили контроль за состоянием матери и ребенка и посильная помощь родильнице.

Уходила домой повитуха после того, как ребенка крестили. Родные младенца одаривали «народную акушерку» деньгами и тканями. Но и потом, на протяжении жизни ребенка, повитуха считалась близким человеком. Ее приглашали на все семейные праздники, окружали почетом и уважением. А 8 января отмечался даже особый праздник — «бабьи каши», посвященный повивальным бабкам. Считалось, что почет и уважение ждут повитуху не только в этой жизни, но и после смерти ей простятся все грехи.

Л.Ч.: То, что делала повивальная бабка, с точки зрения современной медицины, — обычный послеродовый массаж матки.

А затем повитуха осуществляла ранний патронаж. Во-первых, она следила, чтобы не было кровотечения и других неприятностей. Плюс она обучала женщину обращению с ребенком. Сегодня в развитых европейских странах такой патронаж дома в течение недели или 10 дней после родов — обычное дело. Каждый день с утра до вечера в дом к родившей женщине приходит патронажная сестра, которая помогает с ребенком и наблюдает за здоровьем матери (во многих странах эту услугу оплачивает государство).

…До 8 января, конечно, еще далеко. Но давайте вспомним добрым словом тех, кто помог родиться нашим детям, нам и долгой-долгой цепочке наших предков. Счастья вам, акушерки, и врачи!

Лариса Чепрасова,
директор Центра развития семьи «Семейный круг»

Журнал "Мир семьи" июнь 2006 года


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info