Реклама


Экзистенциальная психотерапия

Экзистенциальная психотерапия

Экзистенциальная терапия вошла в мою профессиональную жизнь относительно недавно. И знакомство с ней началось с удивительной работы И. Ялома «Экзистенциальная психотерапия», которая сочетала в себе все, что только может быть в хорошей книге: прекрасный язык; новое для меня глубокое содержание; сложные, даже философские мысли, облаченные в гениально простую форму; а также мои собственные инсайты, щедро подаренные мне Яломом прямо в процессе чтения.

Взгляд на психотерапию Дж. Бьюдженталя в книгах «Искусство психотерапевта» и «Наука быть живым» тоже оказал на меня значительное воздействие, возможно, именно потому, что, с одной стороны, во многом совпадал с моим видением и ощущением терапии, а с другой — многое мне открылось с иных, ранее не ведомых мной, сторон. Что особенно было важно для меня: видение Бьюдженталя основывалось на его многолетнем практическом опыте, а не было выведено путем теоретического и абстрактного умопостроения. Проходя практический курс, проводимый его учениками, я не переставала удивляться глубине и эффективности его психотерапевтических позиций.

Экзистенциальная психотерапия открыла мне те вечные данности, которыми обладает человек по факту его рождения и отношения с которыми в значительной степени определяют качество всей нашей жизни. Разные экзистенционалисты выделяли для себя разные данности, для меня же это прежде всего: смерть, одиночество, выбор, смысл, любовь. И глубокое и честное соприкосновение с ними может как ввергнуть нас в глубину отчаяния, так вернуть нам полноту жизни.

Хотя все эти умные книги были написаны про терапию со взрослыми клиентами, они в значительной мере помогли мне и в моей практике как детского психотерапевта, поскольку вечные данности действуют и на маленьких детей, как действует на них земное притяжение. Дети также боятся смерти и одиночества, любят и ищут любви, мучаются над выбором, задумываются над смыслом. Все это легко можно увидеть в уже описанных мной детских историях.

Я хочу рассказать еще одну. Она мне кажется вполне экзистенциальной, хотя на первый взгляд может показаться весьма обычной.

Хотя бы потому, что Он сам был совершенно обычным мальчишкой лет девяти-десяти: небольшого росточка, ежик светлых волос, нерусская фамилия. Его мама была на редкость замечательной: доброй, мудрой, любящей. Их отношения были удивительно хорошими, это было видно с первого взгляда. Они с полуслова понимали друг друга, подшучивали иногда, могли возражать друг другу спокойно, с достоинством. Они излучали любовь и уважение одновременно, что достаточно редко встречалось в моем кабинете.

Маму заботили Его нежелание делать уроки и периодические истерики, во время которых Он плакал, кричал и бился головой об стенку. В последнее было трудно поверить, глядя в Его совершенно разумные, спокойные, ясные глаза.

Проводя с Ним неделю за неделей, я постепенно все яснее понимала причину, объясняющую, как мне казалось, Его нежелание учиться: учительница, закрепившая за ним ярлык хулигана и двоечника, хотя ни тем, ни другим Он явно не был. Он слишком боялся ее гнева для того, чтобы серьезно хулиганить, и однозначно имел светлую голову и хорошо для своего возраста сформированные психические процессы. Но вскоре выяснилось, что это Его пятая (!!!) учительница за три с половиной года начальной школы, все предыдущие уходили, как Он мне рассказывал, из-за того, что у них был слишком хулиганский класс. И теперь единственное, чего Он боялся, — даже не оценки этой учительницы и не гнева, а ее ухода. Он не любил ее, можно даже сказать, что Он ее ненавидел, и тем не менее безумно боялся ее ухода.

Вскоре стали более понятны и причины Его истерик, они случались с Ним, когда отец (которого Он так же сильно любил, как и мать) начинал ругаться с мамой по каким-то бытовым делам, и тогда Его как будто замыкало, Он начинал плакать и кричать. Просто очень боялся, что они разведутся и Он останется один.

Мы встречались с Его страхами и злостью, обращались к Его силе, исследовали Его тревогу, смотрели в Его будущее. Потом Он пропал. Сначала каникулы, потом что-то изменилось в школьном расписании, и Он не смог больше отпрашиваться с последнего урока, чтобы попасть ко мне. Я увидела Его только через пару месяцев, когда мама уговорила меня по телефону найти более позднее время, потому что им очень нужно прийти.

Они пришли снова: мама и сын. Мама рассказала об улучшениях вначале, которые почему-то вдруг все рассыпались, как карточный домик. Выяснилось, что в Его жизни произошло-таки два события, которым мама поначалу не придала особенного значения: у Него опять поменялась учительница (!), к тому же любимая старшая сестра вышла замуж и переехала на другую квартиру. После этого истерики возобновились, только теперь вместо стенки всю агрессию Он выдавал матери: крича на нее и даже пытаясь ударить. Она была сильно подавлена случившимся, а Он — собственным стыдом по этому поводу...

Такая вот еще пока не законченная история. Вполне экзистенциальная: о любви, страхе одиночества и боязни перемен. Для меня она была все равно чем-то большим, чем просто историей о страхах. Я все время думала, почему только он один так переживал перемены: ведь у всех детей в его классе уходили те же самые учительницы, наверняка у многих ругались и разводились родители, но только для него одного это было чем-то сродни внутренней катастрофе. В его внутреннем мире чей-то уход был практически угрозой разрушения его самого — и это было тем открытием, на котором нам пришлось пока расстаться.

Экзистенциальная психотерапия подарила мне единственную человеческую реальность, которая существует в психотерапии, — внутреннюю субъективную реальность человека, самое непостижимое и сложное явление, которое только могла выдумать природа. И сам процесс ее постижения был и остается для меня самым увлекательным и сложным. Детская же субъективная реальность, не обвешанная благопристойными условностями и взрослыми надстройками, представляет для меня особую драгоценность, поскольку позволяет соприкасаться с чем-то по-настоящему подлинным, удивительным, настоящим, тем, что многими уже давно забыто. Детский мир может показаться простым и неглубоким лишь тому, кто принимает за глубину что-то совсем другое.

Из книги:

Приобщение к чуду, или Неруководство по детской психотерапии.

Автор: Млодик И.Ю.

Книги по психологии. Издательство “Генезис”

http://www.knigi-psychologia.com/article_info.php?articles_id=204


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info