Реклама


Уроки добра: история одной награды

Уроки добра: история одной награды

В рамках проекта «Уроки добра. Дети для детей», который поддерживает UAUA.info, предлагаем Вашему вниманию удивительную историю, которую написал Бекир Аблаев

Как-то после очередного парада, посвящённого Дню Победы, мы с дедом вернулись домой.  Дедушка  Абдурешит в своём парадном костюме выглядел молодцом.   Ордена и медали говорили сами за себя: в лихие годы войны он с честью выполнил свой долг перед Родиной, внёс свой достойный вклад в дело разгрома фашистской нечисти. Его пиджак  украшали  медали:  «За победу над фашистской Германией»,   «За  взятие  Вены»,   «За освобождение Праги», «За победу над Японией»; «Орден Красной Звезды», «Орден Отечественной войны IIстепени», «Орден за мужество». Дополняли весь этот иконостас большое количество  юбилейных медалей. Вот такой у меня геройский дедушка! Накануне 9 мая к нам домой приезжал военком Нижнегорского района, который поздравил деда с присвоением ему очередного офицерского звания – капитан и поздравил его с этим событием. Но  что было странным, дед не любил особо рассказывать о войне. Он говорил, что война – это грязь, запах крови, гари, война – это разрушения, потеря близких и друзей-однополчан, и вспоминать это очень и очень тяжело… Мы, его дети и внуки знали, что он на войне был дважды ранен.     

Было что-то около полудня, когда мы вернулись. Нас дома ждали мои папа и мама, братик Надир.  Обычно после торжественных мероприятий, которые проходили в центре посёлка, где чествовали ветеранов войны, дед приходил домой, где его ждал праздничный обед. Мама сегодня расстаралась, стол был великолепен: салаты, закуски, жаркое, слоенные пирожки, сладости распространяли такие вкусные запахи, что хотелось попробовать всего понемножку и  сразу. Дед у меня вообще не пьющий, но в этот день он позволял себе выпить сто грамм, как он любил говорить – фронтовые…  Когда мы немного перекусили, я задал деду вопрос, который  мучил меня очень давно:

                 - Дедушка, вот у тебя столько орденов и медалей, Расскажи нам о самой дорогой для тебя, - попросил я.

              -Бекир, сынок, все награды для меня дороги, потому что, за каждую из них пролита кровь. Так просто на войне награды никто не получал, - тихо сказал дед. Он на секунду задумался, а затем продолжил:

              В 1941 году началась Великая Отечественная война. Мне тогда только исполнилось 16 лет. Немцы очень быстро продвигались на Восток. В ноябре этого же 1941 года Крым был уже в руках фашистов. Началось тяжёлое время оккупации. Люди выживали, как могли. Всё взрослое мужское население было на фронтах или сражались в партизанских отрядах. Мы, подростки и дети, как могли, помогали родителям. Немцами и полицаями часто проводились облавы, они угоняли молодёжь на принудительные работы в Германию. В 1943 году я попал в такую облаву и с частью молодых ребят и девчат был угнан в неметчину в рабство. Нас привезли в Австрию город Вена. Там был авиационный завод, куда нас и отправили на работу. Там я проработал до весны 1944 года. Именно в это время англо-американцы усиленно бомбили военные объекты. Заводу и городу был нанесён ощутимый ущерб. Во время бомбёжек в городе царила паника. Однажды во время

 очередной бомбёжки мне с несколькими товарищами удалось бежать. На их счастье в это время советская армия стремительно шла вперёд, приближаясь к границам Германии. После долгих мытарств нам удалось выйти к линии фронта и влиться в одну из частей советской армии. После соответствующей проверки дед в числе своих товарищей полевым военкоматом данной части был зачислен бойцом в действующую армию. Начались фронтовые будни. Немцы на своей территории оказывали жесточайшее сопротивление наступающим советским войскам.  

            - Дедушка,  расскажи пожалуйста, за что ты получил «Орден Красной Звезды»? –

смотря прямо дедушке в глаза,  попросил я.  Дед посмотрел на орден, а затем продолжил свой рассказ.

          -  Мы  стояли в одном из маленьких пригородных городков Берлина. Немцы засели в элеваторе, который был заминирован. Из каждого окна, из каждого проёма выглядывали солдаты вермахта, вооружённые фаустпатронами. Наши танкисты, после нескольких попыток прорвать оборону немцев, были  вынуждены отойти на исходные позиции. Проходы и дороги были заминированы. Нужен был срочно язык, который бы показал минные проходы. Командир,  построив наш взвод, предложил это сделать   добровольцам. Была послана группа из трёх человек.   Старшим командир назначил меня. Мы,  где ползком, а где перебежками пробрались к элеватору и залегли в одной из воронок. Там мы просидели до сумерек, затем поползли в сторону немецких расположений. У одного из разрушенного дома мы притаились. Мимо проходили немецкие солдаты, то в одиночку, то группами. Нам же нужен был офицер – таков был приказ командира. И мы дождались своего часа. Из пролома одного из зданий в нашу сторону шёл немецкий обер-лейтенант. Когда он оказался рядом с нами, я бросился на него, зажимая ему рот, чтобы он не закричал, а два моих помощника помогли мне его связать. Тем же путём мы вернулись назад. Но всполошившиеся немцы открыли огонь из миномётов. Один из моих товарищей был убит, а я ранен осколком в ногу. Подбежавшие на помощь наши бойцы, помогли нам добраться до своих. «Язык» оказался длинным. Пленным оказался сам командир сапёрной роты немецкой части, который поняв, что война для него уже закончена,  показал на карте всё,  что нам тогда было нужно. В полевом госпитале, где я пролечился около трёх недель, я узнал, что меня за этот подвиг наградили «Орденом Красной Звезды».  Затем принимал участие в боях за взятие Берлина. То,  что было 9 мая 1945 года описать невозможно. Это была такая радость, радость со слезами на глазах.  Затем были бои под  Прагой. В лесах укрылись и не хотели сдаваться разрозненные части власовской армии. Летом этого  же года нас срочно перебросили на Дальний Восток, нужно было помочь союзникам разгромить Японию. Через две недели боёв с японцами, война закончилась, Япония капитулировала.  Затем нас снова вернули на запад, наша часть стояла на Кавказе. Там были собраны большие силы для нападения на Турцию. Нам объясняли это тем, что в этой стране нужно освободить от турецкого ига братьев – армян. Но ультиматум союзников, которые были против этого, этот шаг  не был предпринят. В это время началась демобилизация старослужащих солдат, а мы призванные позже, продолжали нести службу. Только лишь в 1951 году я тоже демобилизовался. В Крыму крымских татар уже не было, и я был вынужден искать свою семью в Средней Азии, которых,  к счастью, я нашёл в Самаркандской области, городе Джума. Вот так и прошла моя военная служба, - закончил свой рассказ дед Абдурешит. После того, что я узнал, я ещё больше стал гордиться своим дедом, человеком, спасавшего человечество от коричневой чумы. Проходят годы, в этом году мы отметили 66-годовщину со Дня Великой Победы. Вот уже три года, как нет с нами дедушки Абдурешита, но память о нём будет жить вечно! Когда я смотрю на награды деда, перед глазами воскресает его добрые и мудрые глаза, его взгляд. Вспоминается тот майский, тёплый день.

 


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info