Реклама


Пакистан. Мы снова хотим в Пакистан

Пакистан. Мы снова хотим в Пакистан

Рассказ на конкурс «Отдых на все сто!»

«Мы снова хотим в Пакистан -
в опасный, огромный, грязный,
но очень сладкий и очень добрый Пакистан,
где людей больше, чем деревьев,
где по улицам ходят буйволы и попрошайки,
где обилие фруктов и овощей,
ведь только гороха больше десяти видов,
а основное блюдо – плов с лепешками»
слова автора

В этом году выбор места отдыха был предопределен – муж пакистанец, а наша дочь подросла, ей 3 года и она готова к дальним поездкам. «Мама, я падаю!»,- сказала мне дочь, когда мы набирали положенную для самолета высоту. «Нет, Марьянка, мы летим!», - ответила я, и увела ее взгляд в иллюминатор, где виднелись белоснежные облака, которые проплывали под нами, а сквозь них просматривались речка в виде змейки, горы в виде муравейников и сельскохозяйственные угодья в виде шахматной доски. Наш рейс был: Киев - Дубаи - Карачи - Исламабад. Лететь нам пришлось на пяти самолетах: три посадки в одну сторону и две - домой.

 

День первый. Жаркая встреча.

 

Месяц апрель, температура - +37 С. Мы приземлились в Исламабаде – столице Пакистана в одном из его четырех штатов - Панджаб, что в переводе означает «пять рек». Место получило такое название потому, что орошается рекой Инд и четырьмя главными ее притоками.

Приехали нас встречать семь человек, с огромными охапками цветов. Наш ребенок, не сопротивляясь, с удовольствием «потерялся» во множестве родственных рук. Дома нам тут же преподнесли разнообразные напитки: родниковую воду из бутылки (для лучшей адаптации туристов), ласси (домашний кефир по специальном рецепту), охлажденный сладкий чай с молоком и кардамоном, дуд соду (цельное молоко с сиропом), сканжбин (лимонный сок с водой, сахаром и солью) и шербет (вода, сахар, фрукты, травы, лепестки роз). Подача напитка для гостя в странах Востока – признак уважения и заботы.

Одежда пакистанцев - «шальвар камиз» - это свободные, к низу зауженные брюки, напоминающие шаровары наших казаков, а также легкий блузон, широкий длинный шарфик и шамиз (нательная рубашка) для женщин. По приезду нам было подарено три комплекта: мужу – не привыкать, дочка – в восторге, а я полюбила костюм за его легкость, красочность и комфортность.

Поднимаясь на террасу трехэтажного дома, чтобы рассмотреть местность, я услышала громкий голос, который звучал отовсюду – это был азан (призыв) к намазу (молитве). В мусульманский странах, намаз совершают пять раз на день.

 

День второй. Покорители туристов.

 

«Мама, смотри лошадка!», - закричала Марьянка, когда мы пересекали одну из главных улиц Исламабада. По столице Пакистана бежала лошадка с повозкой, а слева и справа были легковые автомобили, пассажирские автобусы дальнего следования, маршрутки, такси, рикши, авторикши, мотоциклы, велосипеды, повозки с лошадьми и ослами, просто шагающие люди и, наконец, – траки.

Трак – расписной грузовик, - гордость пакистанских дорог и покоритель туристов. Он разнообразно расписан, украшен, светится и издает звуки при передвижении. В Пакистане каждый автобус, машина или даже рикша являет собой произведение искусства, но трак – вне конкуренции. Восхищает умелость мастеров!

Рикша – это повозка для перевозки людей, которая движется механически – ее тянет человек. Авторикша – это мотоцикл с повозкой. Организованная поездка с дочерью на авторикше принесла нам восторг, удовольствие, а также синяки на попе и голове – твердо для ребенка, низко для взрослого!

 

День третий, четвертый и пятый. «Всі родичі гарбузові”.

 

Дорога из Исламабада в Сиалкот – город, где изготовливают футбольные мячи для большинства стран мира, вела нас к многочисленной родне. На протяжении четырех часов езды, мы смогли насладиться и оценить красоту природы Пакистана – он блистал разнообразием деревьев с синими и розовыми цветами, сочной орошенной травой, созревающей пшеницей, горчицей, подсолнухами, кукурузой, а также картофелем. Вдоль дороги дочка постоянно наблюдала за женщинами, несущими на голове кувшины либо “лепешки”. В кувшине - вода либо молоко, а “лепешка” - высохший на сонце кал крупкого рогатого скота – коровы или буйвола, используемый, как топливо в поселках.

Марьянка, глядя в окошко машины постоянно кричала: “Ами, декхо, хамара Панджаб!”, что означает: “Мама, посмотри – это же наш Панджаб”.

Приветствие с родней было традиционно-восточным: другу другу говорили: “Асслам Алейкум”, что обозначает “мир вам”, заключали друг друга в крепкие объятия, старшие благословляли младших прикосновением ладони к голове.

Трапеза в гостях состояла из плова с бараниной, жареного и тушеного козленка с соусом карри, курицы с чечевицей, люля-кебаб (котлета из телятины), блюдо из бараньих ног, покора (жареное тесто с луком и яйцом) и пульри (раздутый и обжареный рис, типа попкорна), райта (домашний кефир, репчатый лук, перец и мяты), салаты из свежих овощей (помидоров, огурцов, тары (сестры огурца), капусты, моркови, редиски), заправленные сметаной, подсолнечным, оливковым маслом, а также ачара (свежие овощи заправленные горчичным маслом). Королевой стола была, есть и будет лепешка – пакистанский хлеб. Лепешки бывают нескольких видов: чапати (мука, вода и жареная без масла), паратха простая (жареная на сливочном или постном масле), паратха с начинкой (мясной фарш, картофель, цветная капуста, белая редька), бало вала паратха или паратха по-королевски (изготовленная по специальной технологии).

«Мам, вкуснятина!», - потвердила Марьянка, выпив стаканчик домашнего молока буйволихи – сестры нашей коровы, чье молоко жирнее в несколько раз.. Также нашего ребенка нельзя было оттянуть от всевозможных сладостей и свежих фруктов: барфи (состояший из пшеницы, молока, сахара, миндаля и фисташек); гулаб-джамен (поджаренные шарики из творога, муки, сахара, яиц); джелеби (сладкое тесто во фритюре); патиса (молоко, сахар, орехи); кхир (измельченный рис, молоко, сахар, орехи); халва морковная, халва манная, сон халва (молоко, сахар, орехи); мороженное кульфи (изготовленное из вареного, т.е. сгущенного молока); фрукты, уже созревшие в апреле: яблоки, груши, бананы, абрикосы, клубника, арбуз, дыня, локат (цвет - желтый, вкус – кислый), амруд, напоминающий чуть украинскую грушу; ананс и апельсин. А жевание стеблей сахарного тростника оставило во рту сладкий след на целый год.

Пакистанские дома – частные двух-трехэтажные, с горизонтальной крышей, на которой люди восстанавливают свои силы и проводят задушевные беседы за чашкой чая после жаркого дня. Дома размещены вплотную друг к другу. В один из таких вечеров я еле нашла нашу Марьянку на крыше дома, который был пятым относительно нашего. Добралась моя “мадемуазель” просто перешагивая с крыши на крышу. Ребенок сидел спокойно, поглаживая розового цыпленка. Розовым его сделала хазяйка, чтобы не попутать с соседкими. В этот день, поздно вечером, мы вернулись в Исламабад.

 

День шестой. “Я бы съел целый мир. -Отравишься. - Ну-ка попробуем…(В.Л. Леви)

 

Усталость при перелете, перемена климата, волнения, связанные с поездками, обилие новых блюд и напитков свалили меня и Марьянку на широкую мягкую постель, в которой мы пробыли целый день с температурой +39 С, с обильной рвотой и поносом. К тому же нашего ребенка сильно покусали комары, а правый глаз совсем не мог открыться.

Марганцовка, активированный уголь, травы (ромашка, мята, зверобой, тысячелистник, чабрец, конский щавель), уксусная вода – были привезены с Украины и стали средством спасения и оружием для дальнейшей защиты и восстановления наших организмов. Глаз мы «открыли» с помощью мази, которую нам назначил местный врач.

 

День с седьмого по двенадцатый. Впечатления

 

Утомило. Климат в Пакистане исключительно жаркий и сухой, поэтому время приемлемое для поездок в гости, на рынок, для отдыха в парке ограничено – с 17: 00 до 24:00 вечера.

Впечатлило. Во-первых, «о вкусах не спорят», гласит народная поговорка, и я старалась ее помнить, когда на десерт подавали красивый сочный красный арбуз, посыпанный солью и перцем. Во-вторых, смело можно заявить, что правил дорожного движения в Пакистане не существует. Если они и есть, то их почти никто не соблюдает: количество пассажиров в легковом автомобиле превышает семи человек, причем трое сидят спереди; почти все мотоциклисты ездят без шлемов, количество которых от трех до пяти; водители обгоняют друг друга с любых сторон и беспрерывно и оглушительно сигналят.

Удивило. Во время еды, будь то основное блюдо, салаты или десерт, пакистанцы пьют воду.

Восхитило. На протяжении четырнадцати дней я не слышала ни одного рыдающего ребенка, как на улице, так и дома. Новорожденные постоянно находятся возле тела матери – в больших лоскутах материи, типа слинга. Полугодичные - сидят у мамы на руках или на бедре. Те, кто научился ходить – идет рядом с мамой при ее поддержке. У детей нет повода отчаянно плакать – контакт с матерью решает большую часть их потребностей.

«Сейчас мы поднимемся к облакам», сообщил мне супруг, когда наша машина приблизилась к горной местности. Я расценила это как шутку. Когда мы достигли конечного пункта и вышли из машины, трудно было поверить – мы были на вершине горы, почти на уровне облаков. Высота - 2 287 метров. Это - Марри – курортный город, расположенный на вершины гор. Главное здесь - это воздух. Прохладный, чистый, свежий и душистый с запахом кедра и сандалового дерева.

 

День тринадцатый и четырнадцатый. Отъезд

 

Среди множества взрослых и детей своей восточной семьи, Марьяна читала стихи пакистанских поэтов, пела индийские песни, корректировала сестер, когда те неправильно рассказывали детские сказки, танцевала народные танцы с братьями, перемеряла все имеющиеся в доме наряды и украшения. Наблюдая, как поедает наша дочь пакистанские блюда, в которых перца и приправы больше, чем основного продукта, я понимала, что гены - великая сила. Детская наивность, открытость и любознательность, знания языка, культуры и традиций (заслуга мужа), внутренний голос и личный характер - давали возможность Марьянке быть «своей» не только по крови, но и по духу. День отъезда был самым печальным – мы, наконец, все вошли в ритм, привыкли к режиму дня и образу жизни, наш организм привык к местному питанию. Марьянка расплакалась: «Мама, я хочу жить здесь!» Ее тянуло к «своим»: традициям, блюдам, родне.

«За бортом температура воздуха +2 С», сказала стюардесса во время посадки самолета в Борисполе. Находясь на трапе самолета, все забыли о том, что сегодня 2 мая, мысли всех были направлены на поиск теплых вещей.

Садясь в машину в аэропорту, первыми словами Марьянки были: «Мама, а почему у дяди руль с левой стороны?» Трехлетний ребенок уже успел сродниться и привыкнуть к правостороннему движению за две недели пребывания в Пакистане.

Cветлана, мама Марьянки


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info