Реклама


Вроде бы и можно, но до сих пор нельзя: педиатр о допуске родственников в реанимацию

Вроде бы и можно, но до сих пор нельзя: педиатр о допуске родственников в реанимацию

Участник разработки законопроекта о доступе в реанимации, к.м.н., педиатр Андрей Пеньков, рассказал о мифах, которыми медики аргументируют запрет на посещение реанимации, объяснил, почему до сих пор не пускают в реанимацию родственников, не смотря на приказ МОЗ.

После подписания в МОЗ приказа о допуске родственников в реанимацию, не утихают споры между сторонниками и противниками этого решения. Противники открытия реанимаций выдвигают, казалось бы, здравые аргументы. Но при ближайшем рассмотрении они оказываются пустыми «страшилками». Гораздо худшие последствия можно получить, если продолжать держаться за старые стандарты.

Но без подписания закона о допуске родственников в реанимацию, дело не сдвинется. Поскольку все приказы МОЗ, как оказалось, легко можно перекрыть внутрибольничными инструкциями от главврача.

Давайте честно: множество принципов лечения и обслуживания в медучреждениях, к которым мы привыкли как к данности — это пережиток прошлого. Многие из них остаются «в строю» всего лишь из-за традиций и несоответствия наших стандартов — международным (как пример — «лечение» ветрянки зеленкой, а вирусной инфекции — антибиотиками).

Да, дорогие коллеги, давайте признаемся: огромная часть «нормативов» возможно удовлетворяет желания и потребности системы здравоохранения, но никак не пациента и уж тем более — не членов его семьи. При этом риски для пациентов значительно возрастают.

Я уже неоднократно рассказывал историю — но она очень показательна — о 10-летней дочери нашей подруги-волонтёра, которая, лежа в реанимации после операции на мозге, вынуждена была писать маме смс: «Мамочка, надо санировать трубку, не могу дышать, сделай что-нибудь!». Буквально ворвавшаяся в реанимацию мама обнаружила, что возле ребенка никого не было, а весь медперсонал… обедал. Что было бы с ребенком младшего возраста или в более тяжелом состоянии?


Самых распространенных мифов о том, почему «в реанимацию — нельзя!» — три. А последствий от них — гораздо больше.

Как педиатр, я буду говорить преимущественно о детях, но со взрослыми истории во многом те же.

Миф первый. ИНФЕКЦИИ

На самом деле, внутрибольничные инфекции – результат плохой гигиены рук, дефицита персонала и отсутствия достаточного количества одноразовых материалов и приспособлений для обслуживания пациентов — это раз. А два — большинство наших собственных микробов, с которыми мы приходим в больницы, абсолютно безопасны.

Поэтому, будучи в 1995-1999 годах заведующим отделения реанимации новорожденных, я на свой страх и риск пускал родителей к малышам, потому что знал, как это важно для семьи и ребенка.

Кстати. Многие наверняка слышали о так называемом методе кенгуру для выхаживания недоношенных детей. Деток кладут на несколько часов в день на голую грудь мамы или папы — так улучшается оксигенация, адаптация ребенка к окружающей среде, дети быстрее набирают вес. Без допуска родителей в отделение интенсивной терапии новорожденных ни о каком «кенгуру» говорить, естественно, не приходится.

Миф второй. НЕЛЬЗЯ ВИДЕТЬ РЕБЕНКА В ТАКОМ СОСТОЯНИИ

Что на самом деле нельзя — бросать ребенка с чувством растерянности, непонимания, страха — в одиночестве.


Хоть груднички, хоть подростки — они все, хоть и по-разному испытывают сильнейший стресс, когда остаются в больнице одни.

«Страх разлучения или разлуки» (separation anxiety) испытывают все дети, даже при малейших медицинских вмешательствах. Малышам это может аукнуться серьезными психологическими расстройствами в будущем.

Предоставленные сами себе в реанимации дети постарше «накручивают» себя, усиливая страх смерти — а это не то, что помогает выздороветь.

Наконец, родители, дежурящие в неведении под закрытой дверью реанимации, в будущем более склонны спровоцировать так называемый синдром уязвимого ребенка, который уже неплохо изучен на Западе, а у нас практически неизвестен.

Миф третий. РОДСТВЕННИКИ МЕШАЮТ

В прогрессивной медицине давно отработаны схемы и протоколы — в каких ситуациях родственников быстро выводят за дверь, а в каких они наоборот — могут оказать пациенту помощь. Родственников нужно готовить к визиту в реанимацию, с ними нужно разговаривать.

Итак, в конечном итоге причин «почему нельзя», на самом деле нет. А вот причин, почему нельзя держать человека в реанимации без доступа членов семьи, — масса. Например:

  • Это нарушает базовые права человека. Например, право ребенка всегда находиться со своим родителем.
     
  • Известны случаи, когда детей в реанимации привязывали к кровати, чтоб «не мешал процедурам». А будь рядом член семьи — скорее всего, фиксация бы не понадобилась.
     
  • Страх смерти, непонимание причин происходящего, боль в одиночестве — все это приводит к психологическим нарушениям впоследствии, а во время лечения ослабляет сопротивление организма болезни.

    Среди нарушений: нарушения сна, снижение самооценки, самые разнообразные фобии, нарушение взаимодействия со сверстниками и т. д.
  • Находясь рядом с больным, родственники могут заметить то, что не успевает заметить персонал, который далеко не всегда находится у кровати больного.
     
  • Многие пациенты стесняются рассказывать чужим людям детали своего состояния, а близким — рассказывают.
     
  • Родственники, лишенные постоянной информации о близком им пациенте, также переживают сильнейший стресс, что нередко приводит и к физиологическим проблемам (сердечные приступы, повышенное давление, потеря молока у кормящих матерей и т д), и к психологическим.


Наконец, в совсем критических состояниях родственники просто не имеют возможности попрощаться. И здесь комментировать уже излишне. Человек имеет право не умирать в одиночестве.

Кстати, существует конвенция прав ребенка ООН, которую Украина подписала и обязалась выполнять. А в 12 стандартах лечения, предложенных системой здравоохранения, дружественной к детям (CFHI, www.cfhiuk.org) и поддержанной ЮНИСЕФ и ООН, есть такие пункты:

  • Обслуживание должно быть сфокусировано на ребенке и семье, осуществляться в партнерстве с родителями. Родитель может находиться с ребенком и обеспечивать необходимую помощь при выполнении процедур.
     
  • Родители и ребенок должны быть постоянно информированы и вовлечены в принятие решений, влияющих на лечение ребенка.
     
  • Дети не будут дискриминированы как личности с подходящим по возрасту и развитию отношением к их правам, достоинству и тайне.
     
  •  В больницах должна обеспечиваться, в соответствии с лучшими практиками и стандартами, поддержка грудного вскармливания и питания с уверенностью, что все потребности ребенка удовлетворены.

Всё это напрочь перечеркивается отсутствием доступа родителей в детскую реанимацию.

А зачем нужен закон, когда есть приказ Министерства?

К сожалению, под любой приказ можно подвести сколько угодно внутренних распоряжений, которые могут сделать его выполнение практически невозможным. Это как с партнерскими родами — вроде бы и можно, а выпустили некоторые главврачи внутренние дополнительные правила — и вот уже партнерские роды становятся невозможными.

А закону так не возразишь.

Источник: medreformaexpert

Читай также: Не пускают в реанимацию к ребенку: как родителям защищать свои права

Читай также: Как помочь ребенку в больнице: советы психолога

Читай также: Права и обязанности детей: что должны знать родители школьника


  • подписаться
  • распечатать
  • в избранное

 
 
Последние новости

ВХОД или регистрация


Забыли пароль?
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info

Вход или РЕГИСТРАЦИЯ

Нажимая “Зарегистрироваться”
вы соглашаетесь правилами пользования
Войти с помощью:
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info
Ваш E-mail
указанный при регистрации
Назад
Выгоды от учетной
записи на UAUA.info